Ник Найтануи (Nick Naitanui)

Ник Найтануи (Nick Naitanui), NickNat, играет на позиции ракмана в West Cost Eagels с 2009 года, 31 год, провел за клуб 200 игр, забил 108 голов и 79 бихайндов.

Послужной список:

Игрок символической сборной сезона 2017, 2020,

Метка года 2015

Восходящая звезда 4 тура 2010 года

Лучший игрок клуба (медаль Джона Ворсфолда)  2020

Факт № 1. Трудное детство

Ник Найтануи  родом с Фиджи, переехал в Западную Австралия, когда ему было около 5 лет.

Его мать устроилась в приют для нуждающихся, где проработала 20 лет.

«Мой дом был настоящим приютом для детей, где постоянно находилось 10 или 12 детей. На рождество также было полно людей. Часто приходили к нам и коллеги матери с работы. По сути, с детства я научился делиться вещами с другими, однако нисколько не жалею об этом», — вспоминает Ник Найтануи.

У  Ника есть брат-близнец — Марк, который не играет в фути на профессиональном уровне.

Факт № 2. Он жил по соседству с Майклом Уолтерсом  и Крисом Ярраном.

Найтануи познакомился с фути в Мидленде (пригород Перта), где он видел, как его сверстники частенько играли. Среди них были Майкл Уолтерс (ныне нападающий в Fremantle Dockers) и Крис Ярран (бывшим игроком Carlton Blues и Richmond Tigers, который был приговорен к 5 годам лишения свободы за угон автомобиля и сопротивление при аресте, находясь в наркотическом опьянении).

«Перед моим домом играла пара мальчиков из числа коренных народов, и я думал, что это за штука странной формы, которую они подкидывают, и почему они ее пинают», — засмеялся Найтануи.

«Удивительно, как так могло оказаться, чтобы по соседству жили и играли в фути будущие игроки AFL».

Вместе с Майклом Уолтерсом  и Крисом Ярраном

Факт № 3. Он сыграл свою первую игру в кроссовках от Dunlop Volleys.

Мать Найтануи отправляла половину каждой зарплаты обратно на Фиджи, чтобы помочь семье, родственникам.

«Родители моих друзей купили мне мою первую пару кроссовок для фути, а также абонемент на посещение секции, поскольку ни одного, ни другого, мы себе не могли позволить».

«В те времена я всегда злился на маму и говорил: «Почему ты мне не купишь новые кроссовки Nike или почему у меня нет пары Skins (марка одежды — прим. ред.)?» Ведь все мальчики носили их.

«Я не понимал, что это 80 или 150 долларов за новую пару ботинок».

«Я действительно не осознавал каково это матери-одиночке тянуть на себе семью и двоих мальчиков, работая на трех работах, и отправляя на Фиджи часть заработанных денег».

«Я оглядываюсь назад и чувствую себя немного виноватым за то, что думал и вел себя подобным образом такие вещи».

«Сложновато было играть в кроссовках из Таргет (сеть магазинов — прим. ред.), которые не были приспособлены для подобного: они ужасно скользили. Мне кажется, что я отыграл всего пару игр в них».

Факт № 4. Он любит наблюдать за тем диким, первобытным фути

Ник каждый год ездит в Северные Территории, чтобы увидеть тот изначальный, аборигенский футбол, посещая отдаленные поселения аборигенов, которые живут довольно-таки изолированно. Это позволяет прикоснуться к истокам.

«Красная грязь, босые ступни — иная сторона фути, местная детвора так искусно извивается, что могут позавидовать даже мальчишки из цивилизованного мира.

«У нас есть Лиам Райан и был Уилли Риоли (в аэропорту в этом году, у него обнаружили 25 грамм каннабиса, в результате он получил отстранение, а до этого, в 2019 году была дисквалификация за употребление допинга, сейчас он числиться в команде, но идет разбирательство — прим. ред), и от этой парочки в плане перемещения на поле и гибкости можно было ожидать все, что угодно».

«Адам Симпсон классно организовывает тренировочный процесс: тренировки проходят увлекательно, и он, Симмо, старается, чтобы игроки раскрывались и играли инстинктивно, на «автомате».

Факт № 5. Он отправляет половину своих денег домой на Фиджи.

Еще до того, как Найтануи начал играть в AFL, он всегда старался заботиться материально о своей семье.

«Я помню, что выиграл грант в 3000 долларов, от пожизненных членов AFL, когда мне было 17 лет, но вместо того, чтобы потратить деньги на фути, они были отправлены в деревню», — засмеялся Найтануи.

«Я просто привык к подобному, это всегда было частью меня и я считаю это нормальным».

«Для меня это не имеет большого значения, хотя иногда с финансовой точки зрения все же бывает не разумно, однако я верю, что они обязательно вернуться, не обязательно это будут деньги, этим могут быть даже благодарность и улыбка, этого для меня всегда было достаточно».

Факт № 6. Он спит на полу.

Удивительно, но это действительно правда, что великан спит на полу.

«Все очень просто, на полу больше пространства, и вы можете лежать где и как угодно», — сказал Найтануи.

«В отеле, я сначала положу одеяло, потому что ты просто не знаешь, кто и что делал на этих коврах», — засмеялся Найтануи.

«Дома, если очень жарко, я ложусь на плитку на кухне.

«У меня есть кондиционер, есть вентилятор, но спать на полу есть что-то фиджийское, свое».

Факт № 7. В 2015 году он чуть не ушел из AFL

Для Наитануи это был тяжелый год — потеря матери перед началом финальной стадии чемпионата.

Тогда 25-летнему Нику пришлось лететь домой на Фиджи, чтобы начать процесс похорон, а также попытаться добраться домой для финала.

На Фиджи для того, чтобы быть уверенным в решении всех формальных вопросов, необходимо заниматься самостоятельно, лично.

«Честно говоря, волна эмоций сильно захлестнула меня, сначала смерть двоюродного брата, а потом – потеря мамы накануне финальной стадии», — вспоминает Найтануи.

«Это немного эгоистично с моей стороны, но эта неделя Гранд-финала, очевидно, должна была стать самой значимой частью вашей жизни… но для меня это было немного размыто».

В 2015 году West Cost Eagels дошли до финала, где уступили Hawthorn Hawks (107 — 61).

«Я мало спал перед игрой. Изначально я не хотел играть в Гранд Финале, но за несколько недель до него я чувствовал, что это будет чрезмерно эгоистично, поскольку я всех подведу»

«Проигрышь в Гранд Финале, вероятно, просто расставил все на свои места».

«Я просто помню, как пройдя все этапы похорон, сел и осознал, что не хочу возвращаться».

«Я подумал, а какой смысл играть ? Ведь я играл в фути ради своей мамы, чтобы облегчить ее участь, когда она работала не покладая рук. Я хотел помочь ей, хотел, чтобы она гордилась мной».

«С уходом мамы, все разрушилось, все, что было движимой силой исчезло»

«Так было до тех пор, пока один из моих дядей не усадил меня в нашем семейном доме и сказал, не засиживайся тут!».

«Продолжай, иди и сделай что-нибудь в своей жизни, иди и сделай что-нибудь в своей карьере».

«У нас был шанс пройти в Гранд-финал, что мы и сделали, поэтому я понял, что должен вернуться, вырасти, стать мужчиной».

Факт № 8. Написал детскую книгу

Пострадав от расизма, Найтануи решил, что хочет и дальше обучать австралийскую молодежь, пытаясь вытеснить расизм из общества.

«Первые годы моей карьеры были для меня тяжелыми, потому что меня как только не называли на расисткой почве», — говорит Найтануи.

«Когда я стоял в штрафной площади — болельщики называли меня черным таким-то и таким-то».

«Мне в социальных сетях до сих пор время от времени пишут, что я не достоин этой игры, я другого сорта».

«Раньше я делал снимки экрана, публиковал и просил перестать это делать, но позже я понял, что таким образом я даю им новый повод, чтобы издеваться, я так сказать, даю им право голоса, быть услышанным».

С детьми Лайяма Раяна (одноклубника Наитануи)

«Я сел со своим менеджером, как я могу высказаться публично, ясно и понятно для всех своих недоброжелателей»

«Вот так и появилась детская книга. Мы подумали, а, давайте-ка продолжим просвещение».

«Я думаю, что то, подобные просветительские штуки Симмо (Адам Симпсон) охарактеризовал бы как «подтягивание людей», то есть, там, где все равные, а значит такая среда, окружение является безопасной и комфортной»

Факт № 9. Съемки и внутренняя кухня тренировочного процесса

Вполне естественно, что клубы всячески оберегают свои тайны, тактические, тренерские фишки, тренировочный процесс, но West Cost Eagels и Найтануи, наоборот, открыты.

«Чтобы позволить внешней съемочной группе прийти и все задокументировать, я подумал, что в этом есть что-то вроде «Идти в ногу с Кардашьян» (быть на виду у всего мира — прим. ред.).

«Я носил микрофон на каждой игре и на каждой тренировке, и я думаю, что материала хватит на годы», — улыбается Найтануи.

«Первые несколько недель все знали, что я ношу микрофон, и меня иногда избегали, ведь моим одноклубникам надо было постоянно думать, перед тем как что-то сказать».

«Но, если вас в игровом эпизоде жестко встретят или проиграете силовой прием, то вы уже забываете, что вас записывают и становитесь самим собой.»

«Мы носим GPS на шее, и к тому же у меня был еще и массивный микрофон, который тоже был подключен ко мне, что было немного опасно. Я думал, что сломал один из них, но у Amazon много денег, так что все поправимо…», — шутит Наитануи.

Факт № 10. Он замерз при температуре -120 градусов.

Возможно, самым поразительным фактом в списке является то, что Ник Найтануи забирается в камеру при -120 градусах Цельсия.

Возможно, еще более поразительно то, что он делает это регулярно.

 «Вы должны найти те мелочи, которые помогут вашей карьере».

«Они думают, что это закаляет вас, но с другой стороны, вы не можете понять, что у вас болит, ведь все замерзло», — засмеялся Найтануи.

«Все это отвлекает внимание подобно прыжку в ледяную воду, главное не перебарщивать».

«Но Вам стоит попробовать», — советует Найтануи.

Оставьте ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *